?

Log in

No account? Create an account

Nov. 21st, 2014

Читаю журнал Л. Петрановской
>> Я не знаю, смогу ли теперь нормально общаться со всеми теми, кто здесь поддерживал этот ад, кто "болел" за Гиркиных-Безлеров, кто привествовал разжигание обычного, нормального противостояния интересов, ради которого никто всерьез не собирался умирать и убивать - в настоящую войну.

- Хм. Когда сама Людмила Петрановская с умилением копировала в свой достаточно популярный в ЖЖ блог фотографию старушки, по цепочке передававшей камни людям, забрасывающим ими других людей, - это тоже проходило по разряду «нормального противостояния интересов» и «никто всерьез не собирался … убивать?».

Что никто всерьез не собирался умирать – в это-то верится. Всегда легче представить, что умрут другие («а нас-то за что??»). Хотя психолог (если его полностью еще не сожрал пропагандист) должен был понимать, что насилие имеет свойство расти как снежный ком. И хлопать в ладоши одной его стороне, ломающей все конвенциональные соглашения, - самолично создавать мир, в котором такие соглашения отсутствуют уже для всех.

Всё ещё с уважением отношусь к её деятельности как психолога. Но не могу не задать себе вопроса: появлению скольких сирот и искалеченных психик способствовала своей откровенно пропагандистской деятельностью в ЖЖ сама Людмила?
Даже занимаясь повседневными делами, сейчас трудно не возвращаться мыслями к Украине. Можно попробовать сделать некоторый прогноз дальнейшего буквально «на пальцах», опираясь на довольно-таки очевидные представления о сути происходящего – и об интересах главных внешнеполитических субъектов противостояния.
В первую очередь следует сделать вывод о том, что Украина в нынешнем своем состоянии как государство потерпело крах: идея «и вашим, и нашим» оказалась несостоятельной. Прежде всего экономически – так как всерьез включать предприятия никак не определившейся страны в свои экономические цепочки резона мало – слишком велики политические риски. Идея совместить в одном государстве чествования бандеровцев и скорбь у мемориалов воинам-освободителям от фашизма продемонстрировала такую же несостоятельность. Все же лозунга «Украина – не Россия» (но может хотя бы Новая Зеландия тогда?), несмотря на его многолетнее повторение, маловато будет для самоидентификации миллионов людей.

Read more...Collapse )
На российском телеканале на днях показали фильм (из телесериала), в котором дитё сыграло девочку, больную аутизмом. К своему удивлению, пока что не смог для себя определить – насколько хорошо она играла.

Меня «выбивало» то, что ребенок был в своей повседневной одежде, - и при взгляде на экран у меня вдруг возник стойкий когнитивный диссонанс. Дитё, которое обычно сидит на кухне ПЕРЕД телеэкраном, вдруг оказалось НА НЁМ: в качестве персонажа и в окружении незнакомых мне людей. И возникшее подспудное беспокойство (что-то вроде стремления схватить её за воротник – и побыстрее вытащить оттуда), перебивало все мои попытки спокойно смотреть фильм. Удивительно; ничуть не ожидал подобных фокусов от своего восприятия. Казалось бы, всё-таки не Карлсон, чтобы относиться к телеизображению, как к части реальности.

Впрочем, не исключено, что потому и возникло беспокойство, что она играла больного ребенка. Мой взгляд «прочитывал» на её (столь знакомом) лице признаки «необычности», нездоровья – и (вкупе с анализом её окружения как незнакомого – потенциально опасного) подавал тревожащие меня сигналы, мешающие воспринимать фильм как игровой.
ХитрО.
Заметил, что попытка критически отозваться в сети на модные украинские тенденции – решать проблемы страны (включая вопрос о подписании договора ассоциации с ЕС) на киевских майданах (а то и баррикадах) – быстро приводит к появлению цепочки примерно следующих упреков:

- вы в России ничего не понимаете, что у нас на деле делается, это ваши СМИ вас дезинформируют;
- мы не против России, - мы против некомпетентного Януковича, который нам тут надоел хуже горькой редьки;
- это вы, покорные ордынцы (вар.: угро-финны, рабы), привыкли в России, что вами ваши цари/тираны/деспоты помыкают как хотят, а мы, свободолюбивые укры, не позволим бить спецназу наших развлекающихся великовозрастных деток на площадях столицы;
- если бы видели, какое тут всеобщее праведное воодушевление против Януковича, вы бы поняли сразу, как ваши СМИ врут; и я на майдан ходил, и мои родственники/друзья/соседи ходили, - и завтра еще пойдем!

Read more...Collapse )
Просматривая ЖЖ А. Вассермана, увидел ссылку на текст В. Третьякова с анализом всем известного стихотворения Ф. Тютчева. Полагаю, нелишним будет выложить в ЖЖ свои заметки по этому поводу, некогда опубликованные мной на форуме Имхонета.
---------------------------

28 ноября 1866 года Ф.И. Тютчев написал одно из самых цитируемых стихотворений о нашей стране:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить.

Оно вызвало – и еще долго будет вызывать – множество откликов. Реакция на него различных читателей кардинально отличается: начиная от полного и безусловного восторга и заканчивая ёрнически-глумливыми утверждениями, что Россию тогда нужно понимать задницей, раз ум оказывается непригодным инструментом. Дитя нашего времени, рационалист и остряк И. Губерман, к примеру, открыто вступает в спор с поэтом: «Давно пора, … мать, умом Россию понимать!»
Почему Тютчев счел возможным и нужным сформулировать именно так: «В Россию можно только верить», во всевозможных комментариях к стихотворению говорится как-то невнятно. Заядлым критикам как России, так и общественной позиции поэта легко увидеть в его стихотворении плохо замаскированный призыв к запрету на любое критическое, некомплиментарное рассуждение о стране. Вроде оклика в духе унтера Пришибеева «Не рассуждать!!». Верь – вот и вся недолга.
Read more...Collapse )

Dec. 2nd, 2013

В конце ноября меня забанили – и, кажется, впервые. Поскольку пишу в соц сетях немного – и притом практически всегда вежливо, – то для меня это событие. Сделал это в ФБ милейший Драгунский Денис Викторович (Д.Д.), у которого я был всего лишь в подписчиках. Он, как и положено последовательному прозападному либералу, в своём тексте обвинил в великодержавном империализме тех многих (и вроде бы даже в прочих отношениях неглупых – по его мнению) людей в РФ, у которых крышу сносит при обсуждении Грузии и Украины. Это другие государства, героически заявил Денис Викторович, - вот чего они (великодержавные империалисты) никак не усвоят.

Лично я был в сомнениях, что так уж и «сносит крышу», - но постарался кратко сформулировать для Д.Д., чем отличаются в сознании россиян Грузия и Украина от Азербайджана, Молдовы, прибалтийских республик и прочих государств, в отношении которых, по мнению Д.Д., крышу никому не сносит. Грузия вообще, на мой взгляд, ничем существенным не отличается, - всё отличие сводится к глубоким имперским комплексам самих грузин по поводу Ю. Осетии и Абхазии, доведшим их до 08.08.08, - и следствиям из этого.
По Украине положение осложняется тем, что у неё самой раздвоение сознания, плюс имеются вопросы о Крыме, о десятках миллионах русских на Украине и украинцев в России. Даже развод двух человек проблема, - а уж настолько связанных государств, не имеющих возможности разъехаться, – тем более.
И, поскольку доводы были вполне очевидны, а сомневаться в уме Д.Д. у меня причин не было, - я задал дополнительно риторический вопрос: Троллить изволите, Денис Викторович? После чего меланхолично заметил: что ж, дело хорошее… - подразумевая, что в ФБ довольно многие известные авторы (Дм. Ольшанский, к примеру) любят потроллить читателей резкими, парадоксальными заявлениями, вызывая их на жаркие дискуссии, провоцируя яростные междусобойчики среди подписчиков.

И вот, - вдруг через какое-то время с изумлением вижу, что у меня исчезает подписка на Д.Д. в ФБ. Что меня слегка огорошило (как нежданное явление), но тут же и развеселило. Это ж как человек печется о своем душевном спокойствии, ежели даже столь невинное замечание воспринимает как обидный выпад! Сие выдает в нем весьма ранимую натуру. Собственно, он писатель (и сын ещё более известного писателя), - и, как все творцы, имеет право быть ранимым, - но к чему тогда еще и в политику лезть? Ибо человек, лезущий в политику, по определению должен свою ранимость держать далеко-далеко в скрытности.

Или же он - в своих глазах - несет гордый пламень истинного знания об устройстве мира, а все сколь-нибудь сомневающиеся в ослепительном величии этого знания должны быть немедленно удалены с горизонта? Но такая позиция кажется откровенно страусиной, ни капли не либеральной, – и уважения не вызывает.
Ну да ладно. Стареет человек, наверно. Все там будем.
Несколько дней провел с дитём в Воронежской области, у родственников. Дитё было в восторге от хозяйских курочек, огорода, простенькой песочницы рядом с домом, куда сходилась окрестная детвора. К сожалению, у хозяйки рак, проходит курс лечения химиотерапией; но к нам отнеслись очень заботливо.
Собирали малину, смородину; рвали помидоры, огурцы, абрикосы, виноград; делали любимый соус моего детства («горлодёр»); пропалывали капусту и еще что-то там, парились в баньке. Пилил и рубил ветки больного дерева, - и даже схлопотал отлетевшей веткой в лоб при рубке.

Несмотря на неоднократные уверения в инете, что всюду в провинции удручение, нищета и отчаяние, этого не заметил. На каждом шагу – строительство, - и личное, и коммерческое; дороги сильно улучшились со времени последней поездки туда (лет 6-7 назад), торговая инфраструктура тоже стала куда приличней. Есть явное недовольство, судя по разговорам в маршрутках, распределением доходов: начальники ЖКХ отдыхают регулярно на Канарах, несмотря на низкие официальные доходы; работодатели запросто снижают зарплаты. Тем не менее, по вечерам (особенно на выходные) с разных сторон отчетливо тянет запашистым дымком шашлыков. Денег немного, но хозяйства остаются наполовину (а то и на 2/3) натуральными, что здорово выручает.
В общем, что народ в провинции живет счастливо и богато, утверждать не могу, но явной массовой депрессивности и затюканности, на которой нередко настаивают хомячки, характеризуя нынешнее время, как-то не почувствовал.

Увидел обстоят ельный, насыщенный деталями сон: почему-то (может быть, в порядке эксперимента, а может быть, не было других вариантов) мы поселились в передвигающийся дом. Пишу «мы», хотя все остальные составляющие этого мы доступны мне в лучшем случае по телефону. Просто я знаю во сне, что это «мы», что на мне лежит какая-то ответственность, забота о ком-то, что у «нас» есть наши семейные соображения, планы и так далее, хотя в чем именно они заключаются, - не помню. Но в данный момент активно действующим лицом из этого «мы» являюсь только я.

Дом многоэтажный, с обширными и длинными лоджиями и коридорами (устланных коврами), среди которых, как ни странно, попадаются и помещения для жизни. Он вовсе не постоянно двигается, - напротив, в основном он спокойно стоит, но иногда, в соответствии с каким-то своим расписанием, данным высшими силами, начинает передвигаться. И какой-то начальник при этом (кстати, когда-то и впрямь бывший начальником в реале, на моей бывшей работе) предупреждает, что при движении дома лучше сидеть, а не стоять, да и держаться за что-нибудь не мешает. Тут он прав: хотя в основном движение плавное (на воздушной подушке, может быть?), но изредка всё же потряхивает.

[Далее]
Этаж, на котором нахожусь при движении дома, не очень высокий, - где-то 5-7-й, и с него очень интересно видеть, как проплывают совсем неподалеку окна, балконы, карнизы, разнообразная лепнина всевозможных других зданий. Всё это близко-близко, поэтому рассматривать с необычного ракурса интересно и страшновато: кажется, что дома обязательно вот-вот столкнутся – с катастрофическими последствиями хотя бы для одного из них. В любом случае для меня во сне удивительно, что наш дом – с его очевидной громадностью - ухитряется вообще передвигаться по проспектам и улицам, - ибо он всё равно должен при этом сносить напрочь всё уличную инфраструктуру. И как-то двигается, тем не менее.

Не желая сидеть в закутке где-то в глубине дома, выскакиваю на громадную лоджию, устланную чем-то зеленым, хватаюсь в нервности за ее ограждение (дом-то движется, подрагивая, а этаж не самый низкий). Там, где стою, есть углубление, - то есть это не самая близкая к чужим домам часть здания, что предусмотрительно с моей стороны. Если здания всё-таки заденут друг друга по касательной, то есть шанс, что я уцелею.

И в один момент действительно наш дом – громадный, красивый и современный, - вдруг начинает как бритвой срезать балконы и лепнину чужих зданий. Мне страшновато за прочность своего дома, – и очень-очень жаль изуродованных зданий, которых он так неосторожно задевает в своем движении. Всплывают две мысли, - что при таком положении дел вот-вот появятся пострадавшие (если уже не появились), и что этот дом всё же слишком опасен для проживания. Надо позвонить супруге и сказать, что не стоит в нем задерживаться, - лучше поискать более традиционный, стационарный и спокойный вариант. Хотя и интересно жить в доме, чуть ли не каждый день меняющем свое окружение, причем довольно непредсказуемо.

Но, пока я думаю об этом, пока достаю мобильник и нажимаю его клавиши, набирая номер, происходит нечто совсем неожиданное. Вдоволь варварски «пройдясь» по внешней отделке другого здания, наш дом вдруг в один момент резко поворачивает чуть ли не на 90 градусов - и начинает самым зверским образом «продираться» сквозь чужой дом! Похоже, что программа движения дома засбоила - и стала диктовать ему траекторию, путая всё что можно и что нельзя. Я цепляюсь за ограждение лоджии и ошеломленно смотрю, как наш дом буквально «вгрызается» в тело чужого дома, как по бокам от него уже торчат обломки пористых кирпичей. И с ужасом думаю о людях, которые живут или жили в этом доме. А также о том, что и наш дом рано или поздно не выдержит такого столкновения. Но он, к моему удивлению, пока что не подает никаких видимых признаков того, что он пострадал, - только трясется, погромыхивает, но по-прежнему неспешно двигается, руша перегородки квартир других домов.

Ну а дальше я по мобильнику торопливо рассказываю о происходящем супруге, которая, видимо, на работе, - и просыпаюсь...

Tags:

Feb. 17th, 2013

Наконец-то сподобился приобрести электронную книгу (букридер). Осталось разобраться с форматами, конверторами и расстановкой книг по полкам.

Собственно, надо было это сделать много раньше, - бумажные книги давно стоят стопками на полу (не вмещаясь в шкафы и полки), а цены на них такие, что на новеньком компьютере читать тексты выгоднее. Только на компьютере неудобно, да и привычка с детства перелистывать бумажные страницы здорово мешала.

Будем надеяться, что привыкну и к электронным текстам давно знакомых книг, к этой пластиковой коробочке с экраном, которая держится в руках совсем по-иному, – не так, как склеенные и переплетенные листки из бумаги, испещренные буковками.

Сегодня снился долгий, затяжной, многоэпизодный сон. Что-то про войну русских, татар, и прочих, и прочих, - почему- то с финнами и мордвой. Пушки уже есть, но применяются не широко. Зато много лучников. Специальные люди собирают известных охотников-лучников в отряды и добиваются координированности и синхронности их действий.

Вероятно, под влиянием давно прочитанного А. Иванова («Сердце Пармы») и какого-нибудь исторического аниме.

А вчера у меня оставалась Дашка. Насмешила меня. Читал ей перед сном книгу «Каштанка» (рассказ Чехова, отдельное издание с картинками). Половину его она уже прочитала, - я, соответственно, дочитывал.
Даша слушала вроде бы и внимательно, но без заметного энтузиазма, без сопереживания. Когда прочитал, немного удивленно спросила, - так значит Каштанку не утопили? Я в свою очередь слегка удивленно – Нет. Она продолжает: «А то Задорнов вроде говорил…».  Тут я понял, в чем дело, уточнил: «Ну, Задорнов – юморист, он делает вид, что Каштанку с другим рассказом перепутал. В другом рассказе собачку утопили». Она спрашивает – А в каком?
Я говорю – Не скажу. А то неинтересно будет потом читать.

Тут она немножко зло говорит: «А, думаешь, мне легко, кошатнице, читать и слушать все эти рассказы про собак. Они враги кошек. Вот найду этот рассказ, - и специально два раза с удовольствием прочитаю, как собака тонула!»

Тут я не выдержал – и (боюсь, весьма непедагогично) захохотал, – представив, как это дитё сможет два раза, - да еще и с удовольствием - читать о печальной судьбе бедной Муму.